Это нравится твоей сестре

Экспонат №6: Чревоугодие

Комментариев нет

Ты вяло утыкаешься в экран смартфона, неуклюже и совершенно рандомно листая меню своего лаунчера. Нажимаешь кнопку “Домой”, и повторяешь всё это снова, перебирая в голове наиболее приятную композицию вкусов. Ты не хочешь смотреть в глаза людям. Но сам не понимаешь почему. В воздухе разливается атмосфера достатка, и молодёжной благодати. Но ты от чего то совсем не рад. – “Можно заказать Биг Тейсти, сделанный из совершенно чистой, невинной коровы, которую наградили глухим ударом хаммера по голове. Теоретически – корове то всё равно – у неё нет возможности рассуждать о творчестве Канта, и постить атмосферные фоточки в Инстаграм, с еблетом развернутым на 3/4. Следовательно – можно её пожрать. Добавить к ней канцерогенный картофель, на самом свежем подсолнечном масле, и запить всё это дерьмо колой, высасывая из трубочки эти потрясающие звуки жадности удовольствия. Желания добить всё до капли…” – Хотя нет! Ты же таки хромаешь в ногу с регрессом, и это означает, что наличие небольшого снисхождения к нашим собратьям по Терре может проявится в желании вкусить полезные вещества посредством “Филе о Фиш, запив это благородным, яблочным нектаром.” И действительно – ты не же не зверь какой-нибудь, а вполне себе разумный биоробот личиночного контура. Ты выбираешь наименьшее, оправдывая свой рыбный заказ порывами гуманности. Ты уже готов сделать свой мир лучше. – Свободная касса!!! Уёбок! –  Что это за хвостатый мудак за стойкой? Он лижет себе яйца прямо на рабочем месте!

С точки зрения панды

Самые милые представители семейства медвежьих. Красивые пушистые. Эмблема Китая. Они так няшно нежатся друг с другом, неуклюже устраивают побеги, делают смешные жесты – всем своим поведением дают понять, что такое настоящее дружелюбие млекопитающего. Кушают бамбук, производят не менее симпатичное, практически беззащитное потомство. Ты непременно видел эту вирусную новость, прочтя которую пожалел что живёшь в России – “Требуется работник – обнимать монохромного медвежонка!” Мило… Как можно навредить такому существу? Это же предательство…

…Чёрные очки восточного медведя открываются под Elika Mahony – Realization. Сквозь плотный круг зарослей бамбука пробивается яркий, утренний свет, предвещающий начало нового дня дикой природы. Весь живой мир трепещет, переливаясь дыханием тысячи растений и щебетом птиц. Сегодня у него нет имени. У него нет амбиций, эгоизма и желания подмять под себя весь мир. Он не хочет играться с инсулинкой счастья, впуская в свои трубы живительный баблос. Он не настаивает на признании и победе. всё его желание на сегодня – заключается в красивой игре в дикую природу. Он не собирается бороться с невежеством, убийствами и геноцидом, учинённым его же собратьями, ибо всего этого нет. Есть только естество и порядок вещей… Прерываемый шагами со скоростью 5 км/ч…

Я беру в руки кувалду. Она весьма тяжела для того чтобы просто оглушить животное. Её можно оставить неплохую вмятину в кирпичной кладке. Может быть – даже выбить пару рядов. Смотря как размахнуться. Я подвожу положение стоп в боевую стойку. Мышцы предплечья сжимают холодную рукоять. Я напрягаю ноги, и коротким импульсом от мизинцу ноги – до последнего движения кисти, русую в воздухе последний иероглиф для биологического комплекса. Если бы в их письменности были круглые символы, то наверное это бы означало что-то вроде отсылки к колесу самсары – я и сам мог быть на его месте. Или уже был. Но сегодня мои движения напоминают ” maru “, и это что-нибудь да значит. Пробный размах проходит на ура, и самое время попрощаться с пришедшим на смерть, глухим хлопком и хрустом черепа. Как же хочется жить…

Бургер из панды – вполне себе обыденность. Уже никто не помнит как это вошло в моду, так и не успев выйти из образа жизни современного человека. Раньше мы охотились за дикими пандами, одомашнивали их, приручали. Ну да – и в итоге ели. Чего уж там. Времена охотников давно прошли, и нам, как организмам ну никак не могущим не в белок – непременно нужно мясо, и желательно – в шаговой доступности. Мы больше никогда не будем бегать с голой жопой по лесам, тыкая зверей самопальными копьями – мы же не звери какие-нибудь. Лучше мы возьмём их с собой, оставим во дворе. А когда настанет час – просто убедим себя, что так надо, что это нормально, что так делали наши предки. Да и вообще – всё здоровое население так делает – чего ты доебался с этой пандой! Я не собираюсь её есть! Коровы – это совершенно другое, просто отнесись к ней как продукту, а не организму! Ты же не сам её убиваешь! К тому же – в том что мы едим, практически нет никакого мяса – соя да кости!

Ладно. К чёрту всю эту сказочную мораль и несостоявшиеся надежды цивилизованной утопии. Какое тебе дело до всех этих животных, птиц, рыб и прочих форм жизни, обделённых развитым чувством самости? Совершенно верно – срать ты хотел на них. Или есть. Всё это в порядке вещей. Хочешь быть большим, здоровым и сильным, чтобы дать отпор пришедшим за тобой – будь добр пополнять рацион калорийными, мясными ингредиентами. Хочешь страдать набором сомнительных заболеваний, связанных с отсутствием отборной, жирненькой говядины или белого куриного мяса – страдай сам. Или иди в свой вегетарианский кружок, и обмазывайся там шпинатом, рассказывая собратьям по палате как можно иметь здоровое сердце и держать себя в форме, не прибегая к поеданию плоти. Но это же чревоугодие. при чём тут отказ от мясных продуктов?

Черта чревоугодия

Чего греха то утаивать. Все любят вкусно пожрать. И я, и ты, и вон тот стройный парень, жадно жующий сочную свиную шаурму, с вытекающим меж пальцев майонезом. Посмотри как он страстно впивается в неё зубами, сжимает челюсть, и отрывает кусок ароматного блюда гостей из ближнего востока. Аж слюнки текут. И ты сам уже хочешь быть на месте этого парня. Ты со вчерашнего дня ел ничего, кроме ароматной лапши в картонной коробке. Скорым шагом приближается к нему, окликаешь, и наклоняешь рот в сторону его губ. Он в шоке, он в смятении, даже не успел дать тебе в ухо. Но вместо поцелуя – ты проникаешь языком между кусочков его обеда на скорую руку, и делаешь мощный засос на его шаурме. Он бросает её, оставляя висеть у тебя во рту. И произносит лишь – Зачем? Парень! Зачем?

Ты кладёшь в свою ротовую полость кусок мяса. Он непременно приходится тебе по вкусу. Этот, весьма питательный кусочек плоти животного, даёт твоему организму понять – эта вкусно. Следовательно – это полезно. Этот естественный механизм уберегал тебя от поедания ярко-кислотный гусениц, земли, и даже собственных фекалий. Без него ты бы вряд ли добрался до предпоследнего креатива, и загнулся бы поедая гудрон. Тысячи лет назад, твоё чувство вкуса напрямую соотносилось с профитом, приносимым пищей, и как это обычно происходит – результат закрепился в системе, став неотъемлемой частью твоего несостоявшегося, энергетического биосинтеза. Ты всё чаще стал предпочитать вкусную пищу по дефолту, начиная её присаливать, приперчивать, и всячески приёбывать, чтобы подогнать под свои высокококулинарные изыски. И спустя столько лет – ты стал истинным гурманом.

Но вот незадача. Если раньше тебя было сложно наебать, относительно твоих вкусовых рецепторов, то сегодня – охохо! Ты попал, парень! В 2018 году тебе можно свободно продать костную муку, смешав её  с желатином и приправив настолько – что ты оторвёшь это дерьмо с руками. Твои рецепторы сегодня играют против тебя. Массовое производство, дешёвые ингредиенты и тысячи химических соединений собратьев по коммунизму, свободно делают из тебя универсальную машину по поеданию всевозможного шлака, чипсов, бургеров и шоколадок. Это уже зависимость. Бро/Систер. Годы идут, шлаки копятся, оставляя за собой повреждённые стенки сосудов, помацаный желудок и испорченные зубы. Но сейчас, этот креатив закончится, так и не успев развить основную тему. Почему? Потому что бодипозитив.

Теги:

Related Articles

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Заполните поле
Заполните поле
Пожалуйста, введите корректный адрес email.

Экспонат №5: Алчность
Экспонат №7: Похоть
Меню

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: